" />
десятилетиями

Как выглядят и живут женщины, которые десятилетиями обходятся без мужчин

Наткнулась в сети на материал про отшельниц. Про женщин, которые добровольно и совершенно осознанно десятилетиями живут вдали от людей, по религиозным ли соображениям, ради душевного спокойствия или ради науки.

Раньше мне казалось, что отшельничество — это какая-то особая мужская стезя, а женщина – существо более социальное, и изоляция дается ей с трудом.

Но войдя в тему, я поняла, как я ошибалась.

Оказывается, по всему миру, включая необъятные леса нашей страны, есть множество норок, землянок и избушек, хозяйки которых однажды выбрали одиночество, и не очень-то хотят обратно.

И тут, я подчеркну, речь идет не просто о том «бабском одиночестве» в квартире с сорока котиками, которое уже даже никого не пугает, настолько эту байка уже истаскалась, переходя из одного грязного рта в другой. Потому что то, что с сорока котиками – это болезнь, частный случай феномена собирательства.

Это, извините, психиатрия. И наличие мужа и детей тут может помочь только в одном – что родственники вовремя заприметят заболевание и отправят женщину в психоневрологический интернат.

А отшельничество – это все-таки добровольный выбор.

Эмма Орбах живет в лесу 18 лет. Сейчас ей 58.

Женщины сами организуют себе жилье, обустраивают туалет и ванную, добывают и готовят пищу, сами защищают себя от внешней среды. И иногда эти жилища организованы весьма неплохо.

Я вдруг вспомнила раздающееся время от времени в интернете бульканье на тему «вот произойдет катастрофа, разрушится цивилизация – вот тогда бабы приползут ко мне за тушенкой…».

А к этим женщинам в принципе сами потрясающие кулачками тушеночные короли могут приползти – такой там опыт выживания в дикой природе. Смотришь – и как будто заглядываешь в бездну.

Что-то невероятно притягательное есть в людях, преодолевший едва ли не главный страх человечества – страх одиночества.

Читайте также: Как добрые родственники и друзья превратили женщину в старушку

70-летняя канадка Зои Лукас живет на пустынном холодном острове Сейбл почти 50 лет.

Я сейчас говорю не про ту пошлость, которую нам пытаются втюхать недообслуженные граждане с маркировкой «одинокая старость». Не про бытовые удобства из серии «Как же ты без суровой мужской руки в однокомнатной квартире? А если полочка отвалится? А если кран потечет?».

И не про всякое оздоровление народными средствами вроде чл@на. И даже не про «некому воды подать». Я говорю про более глобальные вещи, от которых по коже бегут мурашки.

18 лет в одиночестве… 30 лет в одиночестве… 40 лет в одиночестве… И ведь все они говорят про себя наткнувшимся на них случайно исследователям: у меня все хорошо.

Я не одинока – у меня есть природа, есть пение птиц, есть мои друзья – животные… Есть все, что нужно для счастья.

Читайте также: Почему не надо пить из чужой чашки

Элизабет Претеджон, которая в течение 47 лет была единственной жительницей деревни Холлсандс.

От одиночества невозможно уйти. К одиночеству невозможно прийти.

Его нельзя залатать другими людьми. Это не ссылка, куда отправляют за «копание в женихах» и «слишком высокую планку».

Нет одиночества мужского и женского. Есть только состояние души.

И именно от него, так или иначе, придется танцевать.

Morena-morana

Поделись с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Не пропустите:

Добавить комментарий

Войти с помощью: